ЭКСТАЗ СИЯЮЩЕГО ЦВЕТА
АКВАРЕЛИ ИВАНА БОРИСОВА
17.I. - 13.IV.2019

Нет худшего предубеждения, чем привычка описывать творчество того или иного мастера разбивая его на отдельные периоды. Чтобы вынести целостное суждение о художнике Иване Степановиче Борисове не следует останавливаться на мелких подробностях и незначительных деталях. Поэтому важно рассмотреть искусство Борисова как единое целое, вне принятых классификаций (хронологическая последовательность, материал, сюжет), которые неизбежно сужают и обедняют восприятие его таланта.

Писать о живописи также сложно, как пересказывать симфонический концерт. Слово – не является тождественным эквивалентом произведения изобразительного искусства. Истинна, где-то рядом и постоянно ускользает не по смыслу, но по сути…

Иван Степанович Борисов получил прекрасное художественное образование. В этом можно убедиться, познакомившись с биографией художника. Время, когда Борисов заканчивал обучение на кафедре монументально-декоративной живописи в «Мухе»1 совпало с самым началом культурной оттепели. В  к. 1950-х - н. 1960-х гг. в Эрмитаже Борисов, и его друг художник Александр Репин2 знакомятся с творчеством Анри Матисса, Поля Сезанна, Поля Гогена, Пабло Пикассо… Сказать, что молодые художники пережили художественный катарсис – не сказать ничего. Привычная и единственно верная эстетика «советского реализма» в сравнении с поисками и находками столпов модернизма выглядела, как разукрашенная фотография. Увиденное в Эрмитаже в корне изменило творчество и Ивана Борисова, и Александра Репина.

Эстетическое мировоззрение и творческий инструментарий используемый художником в процессе работы – неразрывно связаны между собой. Ивану Степановичу в довольно короткий промежуток времени удалось найти свою уникальную манеру. Это был не набор вычурных приемов, которые должны был выделять его в пестрой палитре светских художников, а четко выверенный (выстраданный) баланс «двойного инвентаря». Борисов не явился первооткрывателем этого метода. Но у него это проявилось с отчетливой ясностью. Борисов максимально, на сколько это было допустимо в эстетике СССР, связывает воедино: с одной стороны – формы видимого мира, с другой – способы их преображения. После того, как он увидел «французов» на третьем этаже Эрмитажа художник всегда старался решать главную задачу живописи – отказ от условностей и устаревших норм, возвращение живописи ее собственного языка. В полной мере Борисову это удалось воплотить только в акварельных работах.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло» – гласит русская пословица. В пермском художественном фонде Ивану Степановичу Борисову, как монументалисту, заказы доставались не часто. Постепенно эта сторона творческой реализации отошла у мастера на второй, если не на третий план. В начале 1960-х гг. Борисов увлекается акварелью. Графика – самый свободный вид изобразительного искусства в стране победившего социализма. Именно в акварели художнику удалось открыть новую гармонию в организации форм, пространства и ритмической структуры произведения.

Даже в ранних акварельных работах Борисов стремится максимально отказаться от любого подражательства реальному миру. Он «играет» с пропорциями, цветовыми отношениями, выстраивает на своих листах мир созданный его воображением. Находясь в постоянном поиске новых выразительных средств, он молниеносно проходит путь от «туманных» прибалтийских акварелей, до «суровых» пейзажей Перми. И тем не менее, отчетливо заметно, что у всех произведений один автор. Борисов никогда не «экспериментирует» ради самого процесса, и всегда четко понимает, где остановиться, чтобы не впасть в чистый декоративизм. Очень последовательно, шаг за шагом, используя один и тот же мотив, он преображает его, с помощью упрощения формы, отказа от мелких деталей, он соединяет в единое целое оптические эффекты и движение формы. Именно поэтому так важны и равноценны в акварелях Борисова линия контура и цветовое (световое) пятно.

Рассматривая работы Ивана Степановича становится совершенно очевидно, что пейзаж перед глазами художника, только повод, отправная точка для авторского прочтения «реальности». Взаимное проникновение и смещение пространственных планов, отказ от четкой геометрической перспективы (а так же традиционной световой и тональной перспектив), желание включить в композицию движение – придают произведениям художника свойства живого организма. И все это помножено на совершенную по своей организации систему цветовых пятен, взаимосвязанных и тщательным образом распределенных для достижения общего эффекта.

Акварели Борисова настолько прекрасны, что ими хочется просто любоваться не занимаясь аналитическим разбором и уж тем более не пытаться «поверить алгеброй гармонию». В произведения художника хочется всматриваться, как в магический кристалл, где в каждой грани отражается целый мир.

Вадим В. Зубков

 

1 «Муха» – Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной.

2 Александр Репин – Александр Иванович Репин (1925-1997) – выдающийся русский художник-пейзажист последней трети XX века.