• Исаак Бродский

Исаак Израилевич Бродский (1884-1939) – один из интереснейших художников прошлого столетия. Парадоксальна судьба творческого наследия этого мастера. В советскую эпоху его знали как главного советского художника, создавшего изобразительные каноны вождей пролетариата и коммунистической партии, прежде всего Ленина, едва ли не первым создавшего в изобразительном искусстве образы Революции, Социалистического труда, Индустриализации и т.п. Лидер советской академической школы живописи, видный общественный деятель, автор официозных картин, репродукции которых печатались в календарях, учебниках, пропагандистской литературе огромными тиражами, надолго заслонил другого Бродского – блестящего профессионала, получившего образование в Петербургской Академии художеств, любимого ученика Репина, автора проникновенных лирических пейзажей, отличающихся неповторимым «ажурным» стилем и тонкой музыкальностью, незаурядного мастера многочисленных портретов с утонченной и глубокой характеристикой, замечательного педагога, возродившего традиции академической системы обучения художников, талантливого организатора, по сути дела, первого президента ныне существующей Академии художеств.

И, наконец, – выдающегося коллекционера. Бродский создал собственный музей, в котором с потрясающим художественным вкусом собрал работы русских мастеров живописи и графики. Музей расположен в самом сердце Петербурга, на площади Искусств, рядом с Русским музеем, Филармонией и Михайловским театром. Мемориальная доска на фасаде гласит: «В этом доме с 1924 по 1939 год жил и умер известный советский художник Исаак Израилевич Бродский».

Бродский собирал произведения русских художников на протяжении всей своей жизни. Более тысячи картин и рисунков украшали стены его квартиры и мастерской. Бродский увлекся коллекционированием еще в студенческие годы, тогда Репин подарил ученику три свои рисунка. Исаак Израилевич приобретал первоклассные работы художников – Репина, Серова, Врубеля, Левитана, Степанова, Архипова, Коровина, Сомова, Туржанского, Головина.

Бродский великолепно разбирался в технике и особенностях живописи русских художников. К нему, как к опытному эксперту, обращались за советом музейщики и коллекционеры. Бродский мог атрибутировать картину, если она не была подписана, определить подлинность полотна. В воспоминаниях сына Бродского Евгения Исааковича описывается следующий эпизод: «Будучи как-то в Москве, отец зашел в гости к своему старому другу, известному артисту Владимиру Яковлевичу Хенкину, который тоже понемногу собирал картины. И вот среди, не столь уж большой, коллекции картин Хенкина отец определил несколько подделок под Маковского, Айвазовского, Шишкина. Почему-то очень много подделок было в ходу именно под этих художников. Владимир Яковлевич, конечно, был очень расстроен таким заключением, но, будучи человеком веселым и остроумным, сказал: «Твой приход, Исаак, помимо ужина, стоил мне, по меньшей мере, 20 тысяч рублей».

После покупки Бродский-коллекционер ставил на мольберт свое приобретение в столовой или мастерской и приглашал друзей-художников, чтобы они, посмотрев картину, могли выразить свои впечатления и мысли по поводу новой в его собрании вещи. Эти встречи компетентных и понимающих людей перерастали в долгие разговоры и споры об искусстве. В 1930-е годы в коллекции Бродского появились произведения совсем молодых художников, студентов Академии – А.И. Лактионова, П.П. Белоусова, А.Н. Яр-Кравченко, С.Б. Юдовина, А.В. Каплуна, И.М. Биленкого. Многие из этих работ выполнены в различных техниках печатной графики – литографии, ксилографии, офорте. Они были отпечатаны в академическом Кабинете графики, созданном при активном участии Исаака Израилевича и ставшем предшественником графического факультета Института живописи, скульптуры и архитектуры. И его собственное увлечение литографированным портретом, вероятно, тоже связано с работой Кабинета, возглавлявшегося известным гравером П.А. Шиллинговским. Тогда же коллекция пополнилась и работами зрелых мастеров, которые стали преподавать в возрожденной Академии, – А.А. Рылова, А.И. Савинова, В.В. Беляшина, К.С. Петрова-Водкина. Отношения с ними складывались у Бродского по-разному: с Рыловым продолжалась давняя, крепкая дружба, с Савиновым, однокашником и товарищем по пенсионерской поездке, возник конфликт, но их картины и этюды разных лет стали подлинным украшением коллекции.

К сожалению, Бродский не оставил никаких записей о времени и обстоятельствах приобретения экспонатов коллекции и восстановить историю их поступлении и бытования возможно лишь по косвенным, часто случайным источникам.

За свою жизнь Бродский собрал около полусотни картин, рисунков и акварелей своего кумира Репина. В основном это портреты разных лет — парадные и интимные, психологические и декоративные. Он настолько хорошо изучил фактуру живописи Репина, что мог определить его работы с закрытыми глазами и однажды это доказал, поспорив с друзьями. На ощупь среди нескольких одинакового размера полотен Бродский безошибочно узнал работу Репина. Почетное место в коллекции занимает парадный портрет М.К.Бенуа (1887), известной в Европе пианистки, жены художника Альберта Бенуа. Он хотя и не совсем закончен, но написан с блеском и свободой. В 1935 году Е.Е.Лансере сообщил Бродскому в письме, что его двоюродный брат Альберт Бенуа выставил на продажу портрет жены Марии Карловны работы Репина. Таким образом, эта работа оказалась в музее художника. В парадном стиле выполнен Репиным портрет М.К.Тенишевой (1896). Известная меценатка, просветительница, коллекционер в своем имении Талашкино создала уникальный культурный центр просвещения. Лирическим настроением наполнен портрет дочери Репина Верочки, известный под названием «Девочка с букетом» (1878). Репин в этом портрете, объединяя все светлым колоритом зеленовато-золотистых тонов, подобно художникам французского импрессионизма, великолепно решил задачи пленэрной живописи. В коллекции Бродского хранится этюд Репина «Бурлаки у костра» (1870-1872), выполненный художником во время поездки по Волге для сбора материала к его знаменитой картине «Бурлаки на Волге». Среди многочисленных живописных и графических произведений Репина выделяется любопытная работа – расписанная дверца деревянного шкафчика «Птица Гамаюн». Обращаясь к сказочному персонажу – вещей птице, художник создает пленительный женский образ, наполненный тонкой эротикой и чувственностью.

Высоко оценивал и любил Бродский творчество И.И.Левитана. В коллекции Бродского хранится уникальная работа пейзажиста – портрет Софьи Петровны Кувшинниковой (1883), прототипа героини чеховского рассказа «Попрыгунья».

Прекрасно представлен в музее Серов. В последние годы жизни Серов разрабатывал сюжеты из греческой мифологии и создал много рисунков, эскизов, этюдов и набросков. Эскиз «Ифигения в Тавриде» (1893) написан к одноименной картине на сюжет трагедии Еврипида. В этой композиции Серов верен своему методу работы с натуры: глядящей в морскую даль изображена жена художника О.Ф.Серова (Трубникова). На античный сюжет создавалась картина Серова «Похищение Европы», один из вариантов этой композиции «Похищение Европы. Эскиз» (1910), полный загадочного настроения и поисков новой формы, — в коллекции Бродского. Бродский вспоминал в своей автомонографии «Мой творческий путь» о встрече с Серовым в Италии. Вместе с художником Савиновым они осматривали музеи Рима, когда произошла эта встреча. Серов собирал тогда материалы для своей картины «Похищение Европы». «Он жаловался, что не может найти подходящей модели – племенного быка, чтобы сделать с него зарисовки. Я помню, что посоветовали ему направиться в Орвието, где разводят очень могучих и круторогих быков. Серов обрадовался совету, поблагодарил нас и, пожелав нам удачи, уехал в Орвието писать быков. Встреча с Серовым для нас, молодых художников, была очень радостной, и мы долго не могли успокоиться». Близки были Бродскому и пейзажи Серова средней полосы России. Тончайшее мастерство, растущее с годами, органически сочетается в них с простотой мотива. Такие работы, как «Пейзаж с лошадками. (Деревенский пейзаж)» (1890), «Сараи» (1900) вдохновляли Бродского на создание собственных композиций.

В собрании Бродского много работ мастеров художественного объединения «Мир искусства». Следует отметить изысканные пейзажи А.Н.Бенуа, выполненные им во Франции, – «Озеро. Примель. Бретань» (1905), «Версаль. Фонтан Пирамида» (1910). Многие работы этого художника связаны с историей Петербурга. «Петербург – удивительный город, имеющий себе мало подобных по красоте», – писал А.Н. Бенуа. Серии, посвященные старому Петербургу и петербургским пригородам, представляют собой своеобразные художественно-исторические реконструкции. В этих композициях авторское внимание приковывается к природе и памятникам — «к старой, но живой красоте». В произведении «Петергофские фонтаны» (1901, 1917) – острая, фрагментарная композиция. Художник не ищет академической законченности и мелочной детализации. Его цель – создание поэтического образа.

Театр, вошедший в жизнь большинства мирискусников, стал неотъемлемым фактором их духовного бытия и творческой практики. Влияние театра сказывалось на многих станковых произведениях. Ярчайшим примером театрального портрета может служить произведение А.Я. Головина «Портрет Ф.И. Шаляпина в роли Мефистофеля в опере Ш.Гуно «Фауст» (1905). В 1904 году Шаляпин пел в Миланском оперном театре «Ла Скала» партию Мефистофеля в костюме, созданном Головиным. Артист написал в письме В.А.Теляковскому, директору Императорских театров, что ему «пришлось играть среди банальных декораций «олеографического стиля по тонам и письму». Что делать? Пришлось петь в «конфетках». Но, если бы Вы и милый Саша Головин посмотрели на сцену, каким резким пятном осталась бы в Вашей памяти моя фигура, одетая положительно в блестящий костюм. Как глубоко благодарен я и Вам и моему симпатичному и любимому Александру Яковлевичу Головину». Портрет исполнен в декорационной мастерской Мариинского театра. Головин впоследствии вспоминал, что он написал портрет с большим напряжением за одну ночь, при электрическом освещении: «Работа шла у меня почти без перерывов, мне хотелось во что бы то ни стало окончить ее, и это удалось, но помню, что устал ужасно, и когда я клал последние мазки внизу картины и нагибался, с меня буквально лился пот, до такой степени я изнемог». Двухметровая зловещая фигура Мефистофеля завораживает зрителя своей живописной силой.

Театральный характер носят галантные миниатюры, созданные К.А.Сомовым. Творческая индивидуальность этого изысканного мастера раскрывается в картинах, в которых живое чувство натуры сочетается с элементами фантазии. На аллеях дворцовых и приусадебных парков, у фонтанов и скульптур, в беседках он изображал дам и кавалеров в атласных камзолах, пудреных париках, фижмах и кринолинах. Любовные сцены в интерьерах или на фоне радуг и фейерверков – лейтмотив творчества Сомова. «Спящая молодая женщина» (1922) – характерный пример подобных миниатюр.

Принадлежал к объединению «Мир искусства» живописец и блестящий рисовальщик Ф.А. Малявин. Дерзкая живописность, необычайно размашистое письмо, особая эмоциональная насыщенность характеризуют полотна Малявина. Великолепный портрет известного скульптора, профессора, ректора Петербургской Академии художеств В.А. Беклемишева (1910-е годы), приобретенный Бродским, отличает уверенная пластическая лепка объемов, переданная темпераментным, свободным мазком. Ощущение величественности и монументальности образа достигается вертикальной композицией, точкой зрения снизу, показом головы портретируемого крупным планом, звучным колоритом. Малявин очень многим был обязан Беклемишеву, который разыскал его в Афонском монастыре, где молодой художник был послушником. Беклемишев оценил его дарование и помог приехать в Петербург учиться.

Почетное место в собрании Бродского занимают рисунки Малявина, свободные, лаконичные наброски, посвященные его излюбленной теме – русским крестьянам. В автомонографии «Мой творческий путь» Бродский, говоря о своем коллекционировании, вспоминал о покупке рисунка Малявина «Три бабы»: «По выставке ходили московские богачи, именитые купцы, увлекающиеся собиранием произведений живописи. Когда появились ящики с рисунками Малявина, несколько миллионеров, бывших на выставке, не желая упустить интересные для них вещи, стали в очередь у ящика с малявинскими рисунками. Я также занял место в очереди, которая сразу нарушилась, когда ящик был открыт, и рисунки стали буквально расхватывать. У одного миллионера я увидел в руках замечательный рисунок «Три бабы». Я стал уверять его, что рисунок ерундовый, и советовал ему выбрать что-нибудь получше, а сам, схватив этот рисунок, быстро удрал и ждал, пока рассосется очередь». Московские богачи приобретали работы за одну-две тысячи рублей. Но Малявин, зная, что Бродский не смог бы заплатить эту сумму, по-приятельски уступил рисунок за 300 рублей.

Бродский был большим поклонником творчества Кустодиева, в особенности его рисунков. Желая поддержать художника, прикованного болезнью к креслу, Исаак Израилевич заказал ему серию акварелей «Русь». Кустодиев изобразил с добрым, мягким юмором многоликие русские типы: важных купцов и дородных купчих, солидных торговцев и юрких трактирщиков, изможденных монашек и хитроватых священников. Художнику удалось соединить воедино наивность и условность народного искусства с высоким профессиональным мастерством. Эта серия, как и множество других живописных и графических работ Кустодиева, стала гордостью коллекции Бродского. Ведущее место среди разнохарактерных творений Кустодиева занимают картины из русской народной жизни: это мир праздничный, красочный, полный искрящегося веселья и удальства — масленицы, балаганы, ярмарки. «Масленица» (1919) – вершина в творчестве художника в этом жанре. Звучит настоящий гимн русской зиме, ее природе. Кустодиев воспринимает жизнь как поэт.

В коллекции художника появилось значительное количество картин и рисунков авангардного направления, запрещенных в советской России. Эстетически утонченные небольшие произведения, такие как «Портрет Кульбина» С.Ю. Судейкина, два уникальных ранних натюрморта Шагала, составляющих ныне славу музея, однако принадлежали к ряду произведений, нуждающихся в 30-е годы в надежном убежище и, по мнению Бродского-собирателя, достойных спасения. В дневниках П.Н. Филонова подробно описана встреча с Бродским, который хотел приобрести у него работы для собственного музея. Подобные факты свидетельствуют о Бродском как о человеке широкого взгляда на искусство. Жемчужины коллекции Бродского — картины Шагала «Вид в сад» (1917) и «Интерьер с цветами» (1917). Они принадлежат к раннему периоду творчества мастера. Эти работы Шагала обладают мощной энергетикой, поражают радостью бытия, легкостью и свежестью, что выражено в изумительной колористической гамме, построенной на переливах голубовато-жемчужных тонов.

Для творчества Б.Д. Григорьева основой художественного языка является гибкая, точная линия, гротеск и острота характеристик, выразительность колористического решения. Особое место в творчестве Григорьева занимает большое полотно «Портрет Ф.И. Шаляпина» (1918). Этот портрет был приобретен Бродским у автора вместе с другими его работами. Григорьев жил в том же доме на улице Широкой, где была мастерская Бродского, они бывали в гостях друг у друга, встречались на концертах Шаляпина. Как и многих художников, Григорьева привлекли талант, цельность натуры, красота внешнего облика певца. Интересно, что современники отмечали удивительное сходство художника и артиста. У критика Н. Радлова герой очерка рассуждает так: «Григорьев и Шаляпин, вы заметили сходство этих явлений? Для меня оба они – олицетворение русского дарования. Оба огромного роста, белые, чисто русские лица; их волосы, даже носы с вздернутыми ноздрями. Есть несомненное сходство и в характере успеха каждого из них, в его стремительности и в характере одаренности. Это стихийные, какие-то черноземные таланты». Григорьев создал образ неоднозначный, странный, тяготеющий к монументальности и одновременно разрушающий ее. Шаляпин изображен босоногим, в красном халате, распахнутом на груди, полулежащим на голубом с алыми узорами покрывале. Несмотря на внешне спокойную позу он весь в напряжении и полон энергии, взгляд настороженный и немного подозрительный. Плотно сжав губы, он как бы нетерпеливо слушает собеседника и готов ему резко возразить. В таком облике Шаляпина не изображал никто из художников. Портрет экспонировался один раз в Петрограде в 1919 году на Первой Государственной Свободной выставке произведений искусств. Впоследствии Григорьев обращался к образу певца в своем полотне «Лики России».

В 1918 году в Петербурге была издана книга Бориса Григорьева «Intimite», на фронтисписе которой воспроизведена картина «Улица блондинок» из коллекции Бродского. Этот цикл объединяет живописные и графические работы 1916-1918 годов из серий «История одной девушки», «Париж», произведения «бытового эроса», изображающие быт проституток, цирковых артисток, певичек и т.п. «Улица блондинок» – обобщающее полотно цикла, это подчеркивается монументальным изображением главной героини. Григорьев показал себя в этой работе сильным и жестким психологом, создающим необыкновенные характеры.

Бродский не только страстно и целеустремленно собирал свою знаменитую коллекцию, но и щедро делился этими сокровищами. Так возник художественный музей имени И.И. Бродского в Бердянске, значительно пополнилось собрание музея в Днепропетровске. Ряд музеев страны получили от художника его собственные работы. Квартира Бродского не могла вместить все собранное за многие годы. Картины и рисунки были развешаны на стенах всех комнат от пола до потолка, на створках дверей, на откосах оконных проемов, в прихожей, в коридоре, на стенах винтовой лестницы, ведущей в мастерскую, в тамбуре перед входной дверью на улицу. Интересам коллекции была подчинена жизнь семьи. Первоначально художник, задумываясь о будущей судьбе картин, решил передать свою коллекцию Киеву для создания музея. Но эта идея не осуществилась. Приходил к Бродскому директор Третьяковской галереи и предложил приобрести всю коллекцию за 2 миллиона рублей, но Исаак Израилевич понимал, что его картины осядут в запасниках и, по сути, его музей перестанет существовать. При жизни художника судьба его коллекции не была решена, он не оставил завещания. Но родные, зная его мечту, обратились к правительству с просьбой принять в дар коллекцию, собранную И.И. Бродским. В 1939 году вышло постановление правительства о создании мемориального музея художника, а в 1949 году музей-квартира И.И. Бродского был открыт.

Коллекция Бродского, одно из первых советских частных собраний, сравнима по значению и ценности с крупнейшими государственными музеями, своим поразительным многообразием и полнотой подчеркивает сложность и уникальную культурно-художественную противоречивость минувшей эпохи. Она ярко передает своеобразие личности Бродского-собирателя, его тонкий художественный вкус и любовь к искусству. Каждая вещь здесь не случайна, обладает большими художественными достоинствами, прекрасно характеризует ее автора. Коллекция позволяет по-новому взглянуть на работы известных русских мастеров. Это сложное переплетение маленьких и больших шедевров в нечто единое, создающее мощное художественное явление, которое дарит человеку эстетическую радость. В этом — неоценимая заслуга Бродского, замечательного художника и великого коллекционера.